3 самых тихих американских хоррора 2010-х

Может вы еще не заметили, но мы тут знатные любители тихого американского инди. И если вдруг это было не очевидно, то дайте минуту — мы все исправим. Потом можно чекнуть еще две подборки: тут и тут. Или бежать со всех ног куда-то, где говорят о последнем «Форсаже».

«Жабья тропа» / Toad Road

Режиссер: Джейсон Бенкер.

О чем кино: компания нариков поджигает друг другу волосы на гениталиях и ест грибы в пещере. Но вы же знаете, что кино не об этом.

Американец Джейсон Бенкер снял предельно личное и реалистичное кино. Настолько, что в финальных титрах вы увидите посвящение — Саре Энн Джонс. Она исполнила в фильме главную роль — школьницы-наркоманки — и умерла до премьеры — по иронии судьбы, от передоза. Это инфернальное совпадение как роковая печать, которая теперь рельефно проступает на фильме.

Что такое «жабья тропа» и куда она ведет, вам расскажут сами герои. Прежде, чем вы начнете испытывать асфиксию и погрузитесь в депрессию. Бенкер собрал на фильм ущербно малый бюджет, нашел актеров через соцсети, причем для пущей убедительности пожелал, чтобы они еще и были знакомы, и сделал все сам — от сценария до операторской работы и частично дистрибуции. В результате дистанция между вами и автором сократилась настолько, что вы можете унюхать, какой именно у него Old Spice.

Герои Бенкера слишком реальные, потому что ад, о котором они так много говорят, тоже уже реален. И вместо того, чтобы в этой реальности прописаться, они бегут от нее — в наркотический трип. Бегут от взросления, от проблем, от своей боли и переживаний. И забег этот не предвещает ничего хорошего — ни в процессе, ни на финише. Кино о том, что происходит в голове у юного создания, если присматриваться к нему всякий раз, когда дежурно справляешься об оценках в школе.

«Полуночное купание» / The Midnight Swim

Режиссер: Сара Адина Смит.

О чем кино: три сестры после пропажи матери-дайвера матери возвращаются в родной дом у озера. Потом они будут купаться вечером и находить мертвых птиц.

Коллега по неспешности прочих американских инди-режиссеров. При первичном осмотре может показаться, что в фильме ничего не происходит. Сестры разговаривают, купаются, поют песни, ужинают. Но Сара Адина Смит умело использует зум и приближает детали. Не пугайтесь — не буквально, то фигура речи: сходить с ума от крупных планов не придется. Впрочем, как и терять рассудок в целом: две из трех сестер демонстрируют ментальную прочность, чего не скажешь о третьей. В ее руках, по иронии, находится камера, через которую Сара и рассказывает свою историю.

Несмотря на весь мистицизм, который будет нагоняться к финалу, The Midnight Swim не чета таинственным историям классического линчевского образца. Зато чета — прочим американским 30-летним, которые расширяют границы жанра в случае с хоррором по образцу московской кольцевой. Рефлексировать на тему боли и потери в их случае стало чем-то сродни фирменного знака. И если у недавнего триумфатора «Сандэнса» Николаса Песка рефлексии сопровождаются аргентинским фадо, то у Адины Смит — чуть более энергичным австрало-английским фолком The New Seekers.

В процессе The Midnight Swim предстоит окунуться в прошлое и попробовать нащупать тонкую связь между миром живых и мертвых. Но не откажем себе в спойлере: нащупаете вы по итогу только алый в этнические принты платок.

«Ожидание» / The Wait

Режиссер: М.Блаш.

О чем кино: две сестры находятся в доме матери, которая недавно скончалась. И атмосфера там, надо сказать, не очень.

Если бы киношники проводили чемпионат по созданию тревожности в фильме (то, что он был бы самым скучным чемпионатом в мире, мы пониманием и так), то победил бы The Wait. Неуютность при просмотре возникает уже в тот момент, когда становится понятно, что никуда мертвую женщину из дома не денут — она так и будет там лежать. А к той минуте, когда реальность, фантазия и вымысел начнут прикидываться друг другом, зритель вовсе испытает полный дискомфорт.

Только все это играет фильму на руку. Анналы кино знавали разные примеры потери рассудка — от Кубрика до Ким Фаррант, но в The Wait к теме подошли с особым, по-женски воздушным, мистицизмом. Который вроде как и не бросается в глаза, но заставит понервничать и поежиться. Особенно когда рассудительность сталкивается со слепой верой и безрассудством, блондинка в платье танцует в шаге от трупа, а брюнетка вписывается лбом аккурат в широкое французское окно.

Читайте также