3 новых южнокорейских хоррора

Кто бы мог подумать, что кроме «самсунгов» в Южной Корее делают еще и отличное кино. Шутка, конечно, все давно в курсе, и только настойчивые все еще заучивают фамилию Ким Ки Дука. В эфире нашего домашнего стримингового сервиса три новых южнокорейских хоррора для тех, кто соскучился по бессоннице.

«Поезд в Пусан» / Busanhaeng

Режиссер: Ен Сан-хо.

О чем кино: нерадивый отец везет дочь из Сеула к матери в Пусан. Неожиданно на поезд нападают зомби и начинают всех мочить. К середине фильма уже половина пойдет на фарш, так что просто расслабьтесь и получайте удовольствие.

Самый знаменитый и кассовый южнокорейский фильм прошлого года. Когда «Поезд в Пусан» показывали на Каннском кинорынке, холодные и безразличные представители кинобизнеса аплодировали и в голос восхищались. Оно и понятно: у фильма такой коммерческий потенциал, что он мог бы оживить даже будни кинотеатра «Луч» в Рогачеве. На родине блокбастер поставил абсолютный рекорд, собрав 80 миллионов долларов в прокате при бюджете в 9. Чтобы представлять себе масштаб корейской гордости: это как если бы «Следы на воде», снятые за 2 миллиона, собрали 20 миллионов, а не 40 тысяч долларов.

«Поезд в Пусан» — дикое и энергичное кино. Оно умело пользуется всеми уловками, чтобы зритель не смог отвлечься даже на телефон, не говоря уже о том, чтобы отойти покурить. Поверьте: вы не снимите трубку, даже если на линии будет сам премьер-министр (впрочем, скорее всего это распространители одеял, которым ваш номер дал кто-то из «подруг»). Здесь найдутся и социальные, и политические подтексты, но считывать их у вас не будет времени — так одновременно страшно и смешно все происходящее на корейском аттракционе. Это происходит еще и потому, что корейские зомби гораздо проворнее своих американских коллег, у них быстрее реакция и они тупее, что порождает немало курьезных моментов.

Ен Сан-хо закладывает в сюжет всего одну моральную дилемму, которая будет актуальна до самого финала. Звучит она примерно так: в минуты катастрофы ты предпочтешь спастись сам или спасти ближнего. Вычислить, кто перейдет на темную сторону, а кто доберется до белой санитарной зоны и выживет, не составляет труда. Метафора монструозного капитализма и простого человек, видимо, все еще актуальна для Южной Кореи. Что ж, даже если так, то «Поезд в Пусан» с его колоссальными сборами уже определился с приоритетами.

«Вопль» / Goksung

Режиссер: На Хон-джин.

О чем кино: в деревушке на опушке леса начинают происходить странности. Люди то сходят с ума, то покрываются отвратительными гнойными ранами, то оказываются жестоко убиты.

Голливуду впору сделать над собой усилие и поверить в тот факт, что приз за самый страшный фильм 2016 года уходит корейцам. «Вопль» — умело сделанный жанровый багги, который стремительно мчится от детектива к мистике, по пути чекинясь то на территории «Изгоняющего дьявола», то во владениях любого триллера о серийных убийцах. Путешествие выходит более чем обстоятельное: с хронометражем сильно за 2 часа «Вопль» позволяет себе долго запрягать, зато лихо скакать опосля.

И все же за жанровым камуфляжем скрывается многослойный пирог из культурных кодов, отсылок и символизма. Которые в общем-то можно и не считывать, потому что во время и после просмотра вы будете заняты разгадыванием сюжетных коллизий. Пользователи Picabu, например, даже завели отдельную ветку с обсуждением концовки фильма: кто кем является и что случилось в финале. К слову, последние две минуты действительно спутают вам все карты и оставят столько вопросов, что на ночь ими лучше не задаваться.

Что делает фильм На Хон-джин таким зрительским помимо сюжетных твистов и растущего саспенса, так это персонажи. Главный герой — тюфяковатый детектив — через которого мы и узнаем детали происходящего. Режиссер ставит его на одну линию со зрителем: он задает те же глупые вопросы, которые свойственно задавать, когда решительно непонятно, что за чертовщина происходит. Он беззащитен перед злом и не обладает никакими геройскими чертами. Все меняется, когда в опасности оказывается его дочь. Тогда он и лопатой на зомби замахнется, и шамана в костюме Nike припугнет.

«Школа Кенсон: Пропавшие без вести» / Gyeongseonghakyoo: sarajin sonyeodeul

Режиссер: Ли Хэ-ен.

О чем кино: на дворе 1938 год, в лицей с чахоткой поступает Шидзуко. Спустя полчаса фильма выясняется, что лицей не то, чем кажется.

Третий фильм нашей подборке уступают двум другим как по мастерству, так и по зрелищности. Но превосходит в визуальной эстетике. Ли Хэ-ен настаивает на том, чтобы глазу представало пиршество красок: от девичьих дневников и нарядов учителей до крови. 50 оттенков красного в «Школе Кенсон» роднят ее с классическими образцами джалло.

Сюжетно картина разрывается между историями про привидений и мрачными опусами об опасных опытах. А постоянные разговоры корейцев о Японии и закрытая территория школы даже не намекают — стреляют в лоб метафорами оккупированных территорий. Если отнестись к этому с характерным белорусским терпением, должно быть ничего.

Читайте также