#кинокомбо: 2 иранских хоррора, которых вы точно не видели. А надо

Иранское кино нечасто добирается даже до торрентов. Что уж говорить о белорусском прокате. Восполняем невежество больших столичных экранов на ваших маленьких. И напоминаем, если вы забыли, что снимать хорошее кино можно даже в Иране. Даже с запретом на съемку. Даже на видеорегистратор и Nokia 3310. Даже о вампирах и джинах. Ну, вы поняли.

«В тени» / Under the Shadow

b0b8dcdd8222b22c985a1104c4c02164

Режиссер: Бабак Анвари.

О чем кино: если город бомбят, лучше сразу из него уехать.

Можно рассказывать про чудовищ в шкафу и под кроватью можно, прикидываясь жутким хоррором. Можно поиграть в мистификации. Или состряпать ловкий детектив. А вот, например, самое скучное — поискать монстров в чертогах бытовой драмы про войну. У иранских режиссеров получилось последнее. Правда, бодро и талантливо. Впрочем, иранцы уже показывали миру, что умеют нагнать страху не скримерами, а пугающей атмосферой. Лидером в этом вялотекущем забеге стала «Девушка ночью гуляет одна» Аны Лили Амирпур. В полнометражном дебюте Бабака Анвари «В тени» скримеры в наличии, но они разбросаны по фильму так осторожно и незначительно, что, право, кто об этом вспомнит к финальным титрам.

«В тени» возвращает нас назад в 80-е, в Тегеран, где после революции усугубились конфликты с Ираком. Столицы бомбят друг друга без устали, люди прячутся в убежищах, переезжают из горячих точек, паникуют и боятся. Мать и дочь тоже боятся — но не бомб, а джина, который поселился в их доме. Так аккуратно на цыпочках Анвари двигается по территории истории, болезненной для Ирана. И показывает глубинные страхи целой нации, пристреливаясь объективом к одной, даже неполной, семье.

Мать и дочь постепенно становятся одержимы страхом фольклорного джина — который забирает вещь и, завладев ею, преследуют хозяина. Дорса поддается чуть быстрее, мать сперва не верит, затем сходит с ума куда сильнее дочери. Эта тема — человеческого сумасшествия и животного страха на фоне бесчеловечной войны — беспокоит каждую уважающую себя кинематографию, но иранцы про нее умеют рассказывать не от третьего — от первого лица. Таким образом говорят они и о сложной судьбе женщины в столь тоталитарно к ней настроенном государстве. А вы тут все сражаетесь за феминитивы.

Приходит дракон / A Dragon Arrives!

a_dragon_arrives-still1

Режиссер: Мани Хагиги.

О чем кино: в корабле посреди пустыни гибнет политзаключенный. Детектив, звукорежиссер и геолог приезжают расследовать дело, ибо местные поговаривают, что что каждый раз, принимая тело, земля содрогается — происки дракона.

Работу иранского режиссера с канадским образованием Хагиги считать хоррором можно лишь условно. Впрочем, когда это нас останавливало. «Приходит дракон» — эдакий фильм-головоломка, который всем своим видом показывает, что не намеревается рассказывать, где здесь правда, а где — вымысел. Вступительный титр о том, что картина основана на реальных событиях, — лишь красивое кружево на общем концепте. Да, мы все это уже проходили с Линчем, но то было в США, а здесь Иран со своим колоритом и фольклором. Тут, кстати, тоже найдется место разговорам о джинах, но то будет лишь ремарка — никак не ключевой монолог.

На руку A Dragon Arrives! и сложный нарратив: здесь прошлое, воспоминания, документальные свидетельства и синхроны образуют сложную структуру, которая вас окончательно еще больше запутает. Не понять к финалу, что же здесь, черт возьми, творится, — нормально. Хагиги будто на это и рассчитывает, плетя свои узоры и усложняя рисунок. Двусмысленные намеки то на современное общество, потерявшее ориентир, где правда, а где вымысел, то на иранский быт 60-х, на первобытный страх перед необъяснимым или пес его знает, на что еще. «Приходит дракон» в куда меньшей степени про дракона, чем «Хоббит» или «Игра престолов». Оттого и интересен в большей степени узкому сообществу синефилов и поклонников иранского кино. Таким же заблудившимся путником он стал и в основном конкурсе Берлинского фестиваля, где за год до этого одарили другого иранца — Джафара Панахи. Подтверждая тем самым, что иранское кино, получив заграничный паспорт и покинув пределы родины, срывает овации на любых гастролях.