#кинокомбо: 2 бразильских фильма о сильных и независимых женщинах

Если ваши познания в кинематографии Бразилии остановились между «Семейными узами» и «Тропиканкой», не беда. Нет, правда, не переживайте за это. Мы берем на себя валериану и обещание все исправить. Вечер этой субботы предлагаем посвятить двум фестивальным находкам про женскую долю.

«Водолей» / Aquarius

Режиссер: Клебер Мендонса Фильо.

О чем кино: стареющая Клара не хочет продавать свою квартиру и уступать ее строительной компании.

Так могла бы начинаться новостная заметка про судебные тяжбы в разделе «Недвижимость» любого общественно-политического медиа. Но для бывшего кинокритика, а ныне режиссера Клебера Мендонсы Фильо это становится фабулой для почти трехчасового погружения в историю одной семьи и одной квартиры. А для нас повод провести вечер за любованием невероятной Соней Брагой — звездой бразильского кино 80-х. Знакомой, впрочем, кому-то по роли лесбийской подруги Саманты из «Секса в большом городе».

Мендоса Фильо на пару с Брагой создают портрет личной революции на фоне общественного безразличия. За тем же в Каннском конкурсе был замечен и «Я, Дэниел Блейк» Лоуча — триумф личной борьбы с системой в мире победившего капитализма и либерализма. С другой стороны, эта тема — всего лишь двигатель, благодаря которому фильм не стоит на месте и не вязнет в зыбучих рассказах о памяти, времени и пространстве как материях. Вся эта котовасия с домом лишь дает повод для сюжетного толчка, при этом говорит Мендоса Фильо о вещах куда более значимых. Он подчеркивает, что человек — это совокупность воспоминаний, вещей, историй и пространств, человеком освоенных. Здесь бразилец нашел повод столкнуть цифровую и аналоговую эпоху, современное поколение и то, что ходит на дискотеки «кому за 50». Сталкивает он и разные виды отношений: «только бизнес» и личные доверительные, почти семейные, даже при отсутствии родственных связей.

Щедрый хронометраж ленты позволял режиссеру укрупнять отдельные фрагменты и сместить ракурс с общественной победы на личную. Клара — бразильская женщина, про которых у нас принято говорить «коня на скаку остановит, в горящую избу войдет». А еще победит рак, похоронит мужа и один на один ступит на тропу войны с крупной строительной компанией. Сила «Водолея» в его женском начале, в образе, который подводит черту под всеми феминистскими пересудами, долетевшими аж до побережья Бразилии. Но не пускается в заигрывания с феминитивами, а добавляет перцу. Сексуальный подтекст, как и интимная сцена, нужны «Водолею», чтобы не казаться хромой старой кобылой — лошадка-то о-го-го.

Картину Клебера Мендосы Фильо отличает и сильная драматургия, которая только подчеркивается в трехактном делении истории. Главы — «Волосы Клары», «Любовь Клары» и «Рак Клары» — о том, чего уже нет, но что оставило шрамы и воспоминания. Считайте это спойлером.

«Вторая мать» («Во сколько она вернется?») / Que Horas Ela Volta?

Режиссер: Анна Майлаерт.

О чем кино: Вал работает прислугой в Сан-Паулу, но внезапно к ней приезжает дочь, с которой они не виделись 10 лет.

Да-да, знаем, фабула действительно напоминает очередной бразильский сериал. Того и гляди откуда ни возьмись выскочит Вера Фишер и ее молодой любовник. Но потерпите и убедитесь, что за мыльной фабулой скрывается забавное и искреннее кино. Недаром в активе «Второй матери» призы зрительских симпатий на фестивалях всего мира.

Анне Майлаерт не впервой живописать портрет нелегкой женской доли, но во «Второй матери» она доводит технику до совершенства. С каждой минутой вы погружаетесь в быт героини, втягиваетесь в череду ее домашних забот и внезапно начинаете сопереживать. Такого уровня зрительской вовлеченности последний раз бразильцы добивались на 212-й серии «Клона», когда Жади встречает Лео. Впрочем, мы же обещали больше не трогать ему сериалов.

Анекдот о классовом неравенстве и хозяйском бассейне превращается в историю о внутренних свободе и рабстве. Путь, который преодолевает Вал, — сложный и долгий курс эволюции от привычного полусогнутого положения к прямоходящему. Проблема социального расслоения для Майлаерт только повод поговорить и вечной теме отцов и детей, разрыве поколений, вере в себя и свободе выбора. А это уже универсальные темы — что для Бразилии, что для нас.