1 американский и 2 норвежских эротических фильма об отношениях

Чем еще увлечь себя хмурым субботним вечером, если не норвежским фестивальным кино. И одним американским. Про инвалидов по зрению, инцест и молодого сексолога. Зато эротических сцен предостаточно: и подругу заведете, и сами в долгу не останетесь.

«Теряя контроль» / She’s Lost Control

Режиссер: Аня Марквардт.

О чем кино: Рона учит мужчин близости. Но кому-то в итоге эти уроки не пойдут на пользу.

Дебютантка Берлинале Аня Марквардт рассуждает о том, что не так с близостью после миллениума. Клиенты Роны — мужчины, у которых проблемы с женщинами. Нет, не застенчивые физики-лазерщики, а вполне брутальные самцы, которые в силу разных причин боятся даже в глаза девушке посмотреть, не то что поиметь с ней интим. Но этот путь познания себя и партнера станет испытанием не столько для них, сколько для самой Роны.

Теперь, когда спойлеров уже достаточно, можно, не боясь, переходить к сути. «Теряя контроль» — тонкая и чувственная история о потере контроля, все верно. Но помимо очевидного это кино о борьбе с собой, со временем, с прошлым и настоящим, с комплексами, травмами и стереотипами. Словом, полный букет, который разденет вас в кабинете психотерапевта на несколько штук. При этом Марквардт смещает фокус с пациентов на доктора и изучает ее, пока та изучает своих подопечных. Секс для Роны — один из шагов, показатель прогресса. Его изображение далеко от того, что принято считать возбуждающим. С таким же успехом можно посмотреть на блогера, который изучает быт времен палеолита.

Подчеркивая жирным барьер между профессиональным и личным, Рона сама же его переходит. В результате, конечно, теряет контроль и ей приходится переписывать все заново. Выходит эдакий симулякр близости, столь частый в наше время. Имитированные улыбки, отношения, дружба, счастье и оргазм, наконец. Когда правила секса устанавливаются заранее, яйцеклетки замораживаются, а соседи думают, как ободрать вас в суде. В результате тривиальная протечка в ванной разрастается до грандиозной дыры и юридического разбирательства. А очередь из тех, кому нужен специалист по близости, растянется от Таймс Сквер до Восточного Бронкса.

«Слепая» / Blind

Режиссер: Эскиль Вогт.

О чем кино: слепая девушка сидит днями дома и много фантазирует.

Сценарист Йоакима Триера («Громче, чем бомбы») вышел из тени своего более титулованного коллеги и снял первый полнометражный фильм. С ним Эскиль Вогт попал в поле зрения отборщиков, а затем жюри Берлинского фестиваля и «Сандэнса». Те оценили старания режиссера-дебютанта, но приз дали за сценарий.

Примеряя маску скабрезной истории об адюльтере, «Слепая» на поверку смелое и честное высказывание о том, что может накрутить себе женщина, если подолгу будет сидеть у окна в одиночестве. Слепота, как уже понятно из фестивальной истории картины, — явление для Вогта метафизическое. Отсутствие зрения как недуг волнует его в куда меньшей степени, чем общество помощи инвалидам. Он озабочен вопросом того, как человек может быть слеп из-за своей ревности. Из-за навязчивой идеи. Из-за ограниченности или неуверенности. Наконец, из-за банально лишнего бокала вина.

При этом фабулу, которая легко уместилась бы в короткометражный анекдот, Вогт выкручивает в нелинейный нарратив с многочисленными вставками, по которым так сразу и не разобрать — в реальности происходит действие или в голове Ингрид. Как порой непонятно это мужчине, который смотрит на очередную женскую истерику. Причина которой очевидна для одной половины конфликта, но загадка — для второй. Об этом для разнообразия стоит задуматься всякий раз, когда покажется, что муж слишком долго смотрит на волнующую грудастую блондинку. А он при этом навещает выставку «Православная книга 2017».

«Ближайший» / De nærmeste

Режиссер: Анне Севитски.

О чем кино: Шарлотта страдает, что они с братом так далеки друг от друга. А потом снова страдает, но что уже очень близки. В общем, не поймешь этих норвежек.

Еще один выходец из конкурса «Сандэнс» молодого и обаятельного режиссера Анны Севитски. Предыдущие два фильма норвежки хоть и были историями об отношениях, но отличались легкостью и необязательностью. «Ближайший» начинается как тривиальная семейная драма, но потом поддает жару и взрывается как праздничная пиротехника. Одно плохо — после хлопка кино продолжается добрых полчаса.

Если серьезно, Севитски распоряжается хронометражем с умом и обстоятельностью. История практически не забуксует до финального титра, а сюжетный двигатель не заглохнет там, где от него этого не ждешь. Но при этом каждый режиссерский шаг просчитывается на раз-два. Лишенная отцовского тепла и особой материнской ласки в детстве сейчас Шарлотта страдает от нехватки любви. Пытается восполнить недостаток в семьях друзей, учениках в студии хореографии и недавно найденном брате. С ним получается лучше и ближе всего. Здесь нужно предупредить особенно нравственных, что нет, вам не показалось, мы используем слово «близость» в его пространственном понимании. Семейное кино с фестивальной историей не исключает сцен инцеста.

Помимо абстрактных понятий близости и пустоты, фильм Севитски апеллирует к животной страсти и тому, как два лишенных друг друга человека наверстывают упущенные отношения. Любопытно, как у Севитски получается буквально в двух-трех сценах перечеркнуть всю видимую фригидность норвежского кино. Холодные отстраненные краски повседневности контрастируют с теплыми тонами на постельных сценах. Пока те, в свою очередь, контрастируют с нормами морали. Впрочем, у кого камера в руках, тот и устанавливает правила.