3 новых фильма Netflix. Без регистрации и смс

Если вы думаете, что телевидение будущего — это телеканал «Россия 24», у нас для вас пара новостей. Американский стриминговый сервис Netflix, например, снимает отличное кино, которое катается по фестивалям от «Сандэнса» до Канн (не без ехидного смешка). Смотреть его онлайн даже дешевле, чем платить за кабельное. Или совсем бесплатно, если не брезгуете торрентами. И все это, пока вы смотрите в вечернем эфире, как встретились спустя 30 лет перепутанные в роддоме односельчанки.

«До костей» / To the bone

Режиссер: Марти Ноксон.

О чем кино: Эллен — анорексик. Семья надеется, что ее спасет красавец-доктор и лечение в пансионате. Пока она ночами бегает по комнате, качает пресс и очищает курицу от панировки.

Фильм преимущественно сериального сценариста Марти Ноксон — не фестивальная премьера. Его выкатили на Netflix, как и обещали, 14 июля, на радость многочисленным сообществам «Вконтакте» про 40 килограммов. Пожалуй, количество русскоязычной аудитории оттуда приятно удивит американский стриминговый сервис.

Увлекательные экскурсы в будни анорексиков — попытка разобраться и в себе тоже. В «До костей» есть конфликт, социальная подоплека, милейшие сцены на дереве и под дождем, а еще Киану Ривз (кому релевантно). Нет — стержня, на котором все это будет крепко держаться. Позвоночник фильма под стать костям героини — хрупкий, неустойчивый, но фотогеничный.

«До костей» не хватает молчаливых пауз и говорящих длинных планов, чтобы записаться в ряды тихого инди. Обстоятельных диалогов — чтобы примазаться к мамблкору. Юмора и легкости — для прописки в драмеди. И, наконец, самокопания и сумасшествия — чтобы получить партбилет хоррора. Тогда что же это за зверь? У Ноксон получился дневник девочки-подростка, которая страдает от анорексии, чувства вины и семейных конфликтов. Такая Эллен могла бы вполне записать кассеты, если вы понимаете, о чем я. Но Хана сделала то же самое на Netflix на полгода раньше.

«Окча» / Okja

Режиссер: Пон Джун Хо.

О чем кино: Окча — гигантская свинья, которую искусственно вывела корпорация «Мирандо». Естественно, для мяса и сосисок. Но девочке Ми-джа из корейской провинции сообщили, что для нее, и они с животным подружились. А потом Окча будет разносить магазин прод. товаров и устроит фекальный фейерверк в тоннеле.

Из-за фильма «Окча» на минувшем Каннском кинофестивале разгорелся такой скандал, что теперь даже как-то неловко. Проект Netflix взяли в конкурсе, не смотря на то, что правообладатель не собирался показывать его во Франции — лить сразу на сервис. По большому счету, исключи «Окча» из конкурсной программы, Канн бы не потерял ровным счетом ничего — еще одно признание в собственной консервативности не в счет. Хотя для эко-активистов и любителей историй детской дружбы будем, чем поживиться.

С такими сильными картами на руках (я имею в виду, конечно же, Суинтон, Джилленхола и Дано, а не корейскую массовку на мясокомбинате), «Окча» могла бы двинуться в долгожданное плавание по фанатским торрентам. Но она захлебывается в собственном пафосе и тонет где-то в прибрежных водах. Не забыть про южнокорейскую премьеру помогает, пожалуй, только навязчивая реклама Netflix да завышенные критиками зрительские ожидания. На руку фильму, пожалуй, то, что он довольно ловко сварганен из всего на свете: это и комедия, и триллер, детектив, и семейная мелодрама. Социальная реклама адептов вегетарианства. А еще это чуть ли не политический памфлет: Пон Джун Хо с яростью выступает против глобальных корпораций. Делать это на деньги Netflix — весьма оригинальное решение.

«Открытие» / The Discovery

Режиссер: Чарли МакДауэлл.

О чем кино: один ученый сделал открытие, что после смерти есть другая грань — что-то поинтереснее. Тут же миллионы людей по всему миру начали устраивать самоубийства.

Надо предупредить впечатлительных: никаких сцен массового суицида, как могло показаться из аннотации, не будет. Синих китов и групп смерти тоже. Группы самоубийц-неудачников здесь в ярких комбинезонах и в красивом загородном доме. Они помогают профессору Харперу понять, куда же отправляется душа человека после смерти. Фокус внимания в истории, правда, не на них. А на сыне профессора и его случайной знакомой (Джейссон Сигел и Руни Мара соответственно).

Если вас не покидает чувство, что что-то похожее было уже в «Вечном сиянии чистого разума», или в «Начале», или даже «Мастере» Андерсона, позвольте вас успокоить. Действительно, было. Но МакДауэлла интересует не то, как влезть в воспоминания и их изменить. И даже не мистификации с параллельными мирами. Он с любопытством наблюдает за людьми, которые сожалеют. Герои его фильма — познавшие утрату и переживающие сожаление о том, что сделали или не сделали. Не нужно быть киноманом, чтобы понять, что принципиально нового в самой теме примерно столько же, сколько во второй части «Утомленных солнцем». Но МакДауэлл говорит со зрителем о том, что его беспокоит, к тому же понятным языком. Присаживается рядом и хлопает по плечу, если хотите. И в этом потенциал «Открытия» несравненно шире — не зря он угодил прямиком в основном конкурс «Сандэнса». А оттуда — даже в статусы Вконтакте.

Читайте также