Три новеньких американских триллера

Догадываюсь, как со всем этим японским кино и фильмами про подростков вы соскучились по бодрому американскому триллеру. Не смею вас расстраивать: в видике снова блондинки в беде, девичьи стоны и один отбивной молоток для мяса. Приготовьте ваши носовые платки — для тех из друзей, кто отправится на российского «Тренера».

Текст: Анна Ефременко

«Стефани» / Stephanie

Режиссер: Акива Голдсман.

О чем кино: Стефани живет одна в большом доме. Периодически к ней заглядывает монстр, от которого она прячется. А однажды явятся и родители.

Подарок для поклонников студии Blumhouse — главной кузницы малобюджетных и просто хорроров в США. Акива Голдсман — так себе сценарист и так себе режиссер так себе сериалов и фильмов. Согласна, так себе рекомендация, но именно «Стефани» получился в лучших традициях Blumhouse. Здесь встретятся демонический ребенок, постапокалиптическая разруха, неизвестная инфекция, два гостя на пороге дома. Причем, добрые сорок минут вы будете понимать, что что-то не так, но с кем из героев будет оставаться загадкой.

Метафоры о том, что зло — в голове, и чем меньше мы контролируем свою ярость, тем хуже для окружающих, — такая себе художественная ценность. Но вы же не для этого сюда пришли. А по части работы со зрительским ожиданием у Голдсмана все в порядке (хочется, правда, спросить, где этот порядок был в ваших предыдущих фильмах). Штампы и клише, на которые продолжают вестись режиссеры хорроров, здесь не просто игнорируются — над ними издеваются. Попробуйте скажите, что не ждали, что Стефани расфигачит себе руку в первые пять минут. Или по привычке боялись увидеть монстра в отражении в зеркале в ванной. К слову, монстр в «Стефани» — не сочтите за спойлер — вообще так и не покажется. И отдельные аплодисменты за по традиции крепкий саспенс перед джампскейрами (которыми, к слову, Голдсман и не думал злоупотреблять).

«Мой друг Дамер» / My Friend Dahmer

Режиссер: Марк Мейерс.

О чем кино: Дамер — чудак, с ним в школе никто не дружит. Он то кошку в кислоте растворит, то припадок начнет изображать. Впрочем, все изменится.

«Мой друг Дамер» ступает на территорию «Темной ночи» Тима Саттона. Он всматривается в лица обычных школьников и пытается разглядеть в них будущих серийных убийц. Словом, сделать то, что вообще-то полагается делать семье, родным, друзьям, учителям, но они, вот те на, оказались заняты другими вещами. Марк Майерс справедливо замечает, как много раз трагедия могла произойти прежде, чем случилась на самом деле. Сколько попыток было предпринято, сколько раз заносилась над чьей-нибудь кудрявой головой бейсбольная бита. Все эти замечания — как ответ на комментарии в прессе соседей серийных убийц: «Хороший, спокойный мальчик из приличной семьи. Никогда бы не подумал». Невнимание по отношению к ближнему — как рефрен тревожных американских инди-драм.

Фильм в целом — разлившийся сиропом саспенс. Только не подумайте, что если в самом начале вам покажут ружье, в финале оно по-чеховски выстрелит. Как бы не так, сообщают американские мастера независимого. Здесь мы так и не доберемся до кульминации напряжения, оно крепко затянет небо беспокойной тучей.

Что еще удалось Мейерсу, так это показать, как дети выбирают себе мальчиков для битья. И как случайным образом те потом могут из фрика, стать фриковатым мемом. А потом и просто интересным персонажем, с которого весело поугарать. Пытаться объяснять эту подростковую логику, как силиться понять, почему у ролика Nyan Cat 158 миллионов просмотров и десятки пародий. Не стоит, просто расслабьтесь.

«Мама и папа» / Mom and Dad

Режиссер: Брайан Тейлор.

О чем кино: в семье Райан двое детей. Однажды по телевизору передадут странное послание и родители по всему городу начнут нападать на своих отпрысков.

Режиссер великого (расслабьтесь, шучу) «Призрачного гонщика 2», Брайан Тейлор сделал пост-апокалипсис, от которого последние минут 30 невозможно оторваться. Завязка в случае с «Мамой и папой» — предлог для ненапряжного разговора о непонимании между родителями и детьми. Который без лишних сюжетных твистов переходит к главному — отборному мочилову под бодрую электронную музыку. Пока в школе шли уроки, родители услышали некий сигнал по ТВ и все как один бросились на поиски своих детей, чтобы их убить. К моменту, когда на экране покажется флешбэк с нашкодившим мальчиком, который извиняется перед папой, на что тот с усмешкой отвечает «В следующий раз убью», зритель уже частично в состоянии истерики.

Тейлор делает вид, что ему интересны проблемы поколений и легкомысленность современных родителей, которые переживают, что из-за детей лишены своей жизни. На деле американца просто занимают веселые трюкачества: чем мамочка захочет убить дочь, как дети будут спасаться из самопальной (простите) газовой камеры и, наконец, кто приедет к ним на (снова простите) огонек. И то, что начиналось как «Захватывающее время» или вообще любой американский фильм про подростков, заканчивается оммажами альмодоварской «Дикой истории», братьям Коэнам и комедийным шокерам как явлению.