#кинокомбо. Два фильма про девочек-подростков — из США и Фарерских островов

На Фарерских островах живет всего 50 тысяч человек, но кино из этого региона уже облетело с десяток фестивалей. Передайте ребятам из Кобрина, что еще не все потеряно. В сегодняшнем #кинокомбо — два фильма про девочек-тинейджеров. Не Бог весть что, конечно, зато зарядитесь на юношеский максимализм и подростковые прыщи.

Текст: Анна Ефременко

«Мечты у моря» / Dreymar við havið

Режиссер: Сакарис Стоура.

О чем кино: Эстер выросла в строгой религиозной семье. Однажды она встречает Рагну, которая живет в сарае с матерью-алкоголичкой.

«Мечты у моря» примечательны, в первую и главную очередь тем, что это фильм производства Фарерских островов. За всю историю страны (или точнее — автономного региона) это четвертый самостоятельный фильм, поэтому когда он вышел в прокат на островах, его посмотрело больше людей, чем «Звездные войны». Молодому 31-летнему режиссеру Сакарису Стоура, в принципе, не оставалось никакого шанса сделать дебют о чем-то, кроме драмы взросления. И если вычистить «Мечты у моря» от фантастических пейзажей, оверсайз свитеров и крупных планов девичьих лиц, то у нас на руках останется пыль тривиальной coming-of-age-story. Но погодите вычищать.

Стоура с обаятельной юношеской искренностью рассказывает о девушках-подростках, которые мечтают вырваться из-под родительского крыла и улететь восвояси. Нового ничего, кроме одной — очень фарерской, но знакомой всем жителям маленьких городов, детали — каково жить в месте, где как прошел твой день вся округа узнает раньше, чем ты доберешься до дома. Где все друг другу сестры, тети и двоюродные племянники. Где ты оступишься один раз и заклеймишь себя и свою семью на много-много лет вперед. Вот от чего на самом деле бегут героини «Мечты у моря», а не от спивающихся матерей.

Кстати, этот фильм — открытие фестиваля «Паўночнае ззянне». Еще неделю в Минске в кинотеатре «Мир» будут показывать кино стран Балтии и Скандинавии. Смотрите программу тут.

«Взрослые игры» / Flower

Режиссер: Макс Уинклер.

О чем кино: у старшеклассницы Эрики есть любимое развлечение. Она соблазняет взрослых мужчин, делает им минет, а в это время ее подруги снимают происходящее на видео, чтобы выманить у престарелых любителей юных поп побольше наличности.

Снова и снова хочется смотреть в глаза российским прокатчикам, которые адаптируют оригинальные названия на русский язык. Зачем-то «Взрослые игры» вместо Flower куда меньше сфокусированы на соблазнении и вымогательстве денег, чем мы обозначили в синопсисе. Отец Эрики сидит в тюрьме, мать строит отношения с новым мужчиной, у которого есть сын Люк, только-только завершивший лечение от наркозависимости. И то, что Эрика развлекается подобным образом, вроде как даже закономерно: девушка хочет собрать деньги, чтобы выплатить залог за нерадивого отца.

Flower — очередная попытка заглянуть на территорию подростковой жизни. Впрочем, американское инди заглядывает туда так часто, что стоило бы выдать авторам вид на жительство. Хотя попытка у Уинклера, пусть не лишенная перегибов и клише, вышла удачная, хотя бы потому, что в фильме есть Зои Дойч. Молодая американка — новая версия Эллен Пейдж времен «Джуно». Ее харизма, экранная энергетика и природная киногеничность — то, что заставляет вас смотреть, не отрываясь. Стоит признать, что едва ли не единственное. Flower — бодрое и местами крайне смешное кино, если принять как должное то, что все в его экранном мире искусственно. Нарисованные персонажи, пунктирные линии, разукрашенные члены. В образ Эрики впихнули такое количество бунта, нигилизма, пофигизма, дерзости, граничащей с борзостью, и ощущения собственной безнаказанности, что поверить, что это реальный человек, а не гэг, становится от кадра к кадру все сложнее. Другое дело, что такое позерство — едва ли не единственный способ привлечь на американское инди массового зрителя. А что с ним делать потом — уже вопрос иного свойства.